Генеративный Коучинг. Интервью со С.Гиллигеном и Р.Дилтсом


Стивен Гиллиген и Роберт Дилтс рассказывают Еве Випрехт о Сертификационном Курсе по Генеративному Коучингу

Международный институт Вирджинии Сатир. Германия

Ева Випрехт: Во-первых, спасибо вам обоим за то, что нашли немного времени, чтобы поговорить о генеративном коучинге и программе сертификации.

Стивен Гиллиген: Мы также благодарны за представленную возможность.

Роберт Дилтс: Да. Мы тоже рады поделиться своим ви́дением этой программы.

Ева Випрехт: Как я уже сказала в самом начале, вы ведете совершенно новую программу по генеративному (порождающему) коучингу, и это сертификационный курс, поэтому мой вопрос в следующем: что такого уникального, нового в этой программе, что еще не было сказано в поле коучинга?

Роберт Дилтс: Ваш вопрос, безусловно, интересен, и, прежде, чем на него ответить, хотелось бы сказать, что сам генеративный коучинг — это про сделать что-то совершенно новое. В этом и заключается вся идея генеративного коучинга. То есть, он о том, как мы должны натренировать людей сделать что-то в своей жизни, что является совершенно новым для них самих, а, возможно, и вообще в истории.

Обстоятельства сегодняшнего мира порой складываются так, что человек не может полагаться на то, что было раньше. Когда люди не могут вести свой бизнес дальше, как обычно, «так, как я делал раньше». И они, условно говоря, должны выйти из замкнутого пространства, из скобок и заняться чем-то, что для них является совершенно новым. Это-то и является одной из основ генеративного коучинга. Само понятие «generativity» (порождающий), своего рода синоним креативности, так что генеративный коучинг в этом первом и главном своем качестве представляет собой глубинное базисное движение к творческому пространству, к территории неуверенности и «незнания в точности, что же будет».

Стивен Гиллиген: Я бы добавил вот что. Если посмотреть на практические сокровенные отличия, которые и составляют разницу между генеративным коучингом и традиционными консультациями или даже тем, чем занимались наши предшественники, психотерапией, то мы основной акцент делаем на создании у людей «состояния высокой продуктивности».

Мы бы хотели, как забавно говорит об этом Роберт, послушать «коллективный идиотизм жизненного опыта», чтобы затем определиться, как развить творческое состояние с когнитивной, соматической точки зрения и с позиции отношения с «пространством бОльшего» – и на этом делается основной акцент, это отличительная характеристика.

Во-вторых, мы действительно задумываемся и исследуем, что значит создание совместных взаимоотношений между коучем и клиентом, подчеркивая при этом, что существуют определенные методики, которые позволяют открыться между ними этому самому порождающему состоянию, которое дает вам (возможность создать) нечто, что не случилось бы, если действовать по одиночке.

Роберт Дилтс: Один из наших принципов гласит, что в генеративном коучинге один плюс один вовсе не означает два, а дает три. По меньшей мере три, а то, может, и больше.

Стивен Гиллиген: Вот таким образом мы и побеждаем. В общем, мы хорошие партнеры, работаем креативно и творим чудеса.

Роберт Дилтс: Да, мы такие! Мы — просто чудо!

Стивен Гиллиген: В-третьих, что является уникальным… Впрочем, частично —это стандартные приемы по сравнению с тем, что я видел. Существуют взгляды и методики, которые определяют, как творчески взаимодействовать с препятствиями.

Роберт Дилтс: Голод и обед.

Стивен Гиллиген: Да, голод и обед. Так вот, если вы собираетесь нанять коуча, то это, во-первых, в качестве предварительного условия говорит о том, что вы хотите создать какое-то средство для достижения результатов в своей жизни и что вы сами этого добиться не можете. Мы, естественно, предполагаем, что это происходит не потому, что вы недостаточно умны или что у вас не хватает мотивации, но потому что вы сталкиваетесь с препятствиями, которые либо отбрасывают вас, либо вынуждают предпринимать какие-то действия, которые оказываются безрезультатными. Так что мы рассматриваем эти препятствия как огромные возможности изыскать новые ресурсы и, я думаю, у нас есть несколько интересных способов помочь вам в этом.

Роберт Дилтс: Перспективность препятствий не в том, чтобы <сказать себе>: «Ах, вот оно что! Значит, так. Мне нужно творческое мышление, чтобы совладать с препятствиями!» Напротив, один из наших принципов как раз и заключается в том, что творческое мышление нуждается в противопоставлении дополнительных перспектив, то есть, у вас не будет творческого мышления, подлинного порождающего мышления без того, что большинство людей называет препятствиями. Таким образом, препятствия на самом деле являются не проблемой, а представляют собой существенную часть творческого процесса.

Касательно последней части, то, в русле консультирования, основанного на целях, генеративный коучинг также основывается на ряде упражнений, которые люди изучают и берут с собой дальше, в будущее. Но эти упражнения и практики предназначены не для того, чтобы достичь какой-то одной конкретной цели, но и для того, чтобы постоянно продвигаться в направлении к творческой, сознательной жизни, чтобы воспроизводить более осознанное жизненное состояние для творческих выборов, для большего самосознания.

Ева Випрехт: Люди спрашивают о том, какие есть курсы. Какая их стоимость и сколько потребуется времени. В чем состоит общий полезный результат. Не могли вы кратко подытожить, в чем же состоит польза для тех, кто присоединится к вашей программе?

Роберт Дилтс: Вы знаете, чаще всего люди отзываются так: «Эти затраты и эти пятнадцать дней стоят того. Они полностью изменили мою жизнь».

Стивен Гиллиген: А также: «<поменялось то> что я думаю о своей жизни, как отношусь к ней, каких результатов могу добиться». Для коучей — это как я взаимодействую с клиентом, насколько могу разглядеть гения в моих клиентах и как затем научить их самих увидеть в себе это. Быть коучем для людей — это действительно захватывающе, действительно интересно. Вы просто должны творить все эти чудеса.

Роберт Дилтс: Конечно, некоторые всего лишь хотят добиться некоторых определенных целей, добавить несколько приемов к своему инструментарию. Для таких затраты и время, конечно, не окупаются.

Но если вы хотите изменить свою жизнь и жизни тех людей, с которыми вы связаны и работаете, эти вложения представляются буквально крошечными по сравнению с результатами, которые вы получите. Я хочу сказать, что вся идея генеративного коучинга заключается вовсе не в том, что творчество сводится к тому, что, мол, «ага, теперь я знаю эти приемы и могу применить их в работе с клиентами», но и включает в себя глубокое личное преобразование, личностный рост. Генеративный коучинг — это, говоря словами из сериала «Звездный путь», когда «вы идете вперед, оставляя старого себя позади»… «отправляемся туда, где не ступала нога человека…».

Но, честно говоря, помимо радости от занятий, причина того, что мы занялись разработкой генеративного коучинга, комбинируя различные идеи и методики, заключаются в том, что мы хотели разработать программу занятий, которая бы действительно преобразовывала человека, которая бы совмещала и эриксоновский гипноз, НЛП, собственные разработки и понятия Стива Гиллигена и его теории само-отношения (self-relation), мои наработки и понятия всего того, что я делал, различные уровни изменений. Так что, на мой взгляд, этот курс — одна из самых мощных комбинаций последних достижений.

Ева Випрехт: Один из вопросов, которые задают, касается структуры программы. Не могли бы вы вкратце рассказать, как построен курс?

Стивен Гиллиген: С общей точки зрения: все ваши знания и опыт созданы вами, и поэтому, рассмотрение процесса творчества, взгляд на глубинные уровни того, как вы выстраиваите свою жизнь и как вы могли бы делать это с большей осознанностью и большей позитивной ясностью, вот это и составляет общую структуру.

Роберт Дилтс: Ну, и затем смотрим, как это можно приложить к тому, что мы называем «шесть шагов». Стив уже упоминал первый шаг, первый и важный, — это переход в состояние высокой продуктивности (high performance state). Или, как мы это называем, состояние COACН. Что является акронимом.

Стивен Гиллиген: Что означает некое избавление. Мы несем <в себе> весь этот груз, всё напряжение, мы полны предположений, что если есть желание перейти в порождающее состояние, то… ну, как если посмотреть на действительно высокопродуктивную творческую деятельность, как у спортсменов, музыкантов, танцовщиков, то у них действительно должно быть некое место внутри, в котором можно отпустить всё напряжение, дать себе разрядку. Это и является первым шагом в нашей методике.

Роберт Дилтс: В результате вы остаетесь в некоем базовом фундаментальном состоянии открытого любопытства. И, естественно, вам надо на что-то его направить, потому что, как Стив сказал, это распахнутое состояние. Отсюда и второй шаг, то, что мы называем «определение намерения». И это отличается… Я имею в виду, что вообще весь коучинг — это и есть движение куда-то, даже само слово coach имеет значение транспортного средства, которое везёт вас к чему-то. Но мы под словом Намерение подразумеваем некую цель, которая по своей сути является бессодержательной, что означает, что речь вовсе не идет о <выполнении> каких-либо пунктов A, B, C. Потому что такая конкретика, по своему, ограничивает творческий подход. Я уже говорил о жизненном творчестве, о созидании, так что это в большей степени означает не столько некий конкретный пункт назначения, сколько некое направление движения.

Стивен Гиллиген: Да, определение Намерения — это и есть движущая сила творческого поведения. Во-первых, как сказали бы в Калифорнии, мы отправляемся в «поле бесконечных возможностей», откуда все творческие люди и начинают. Это как бы ощущение того, что всё возможно, перерастающее в логически связанное с этим чувство того, что всё тело, всё сознание, все мои ощущения наполнены положительным стремлением к цели. Третья ступень — о том, как вы начинаете организовывать состояние своего сознания. И мы придаем особое значение и телу, и разуму, и тому, что мы называем «соматический разум».

Вы знаете, сейчас ведется много исследований, которые показывают, что 90% решений принимается на физиологическом уровне, а вовсе не нашим когнитивным разумом. Это основа. А дальше мы переходим к тому, чтобы направить сознательный вербальный разум на более высокие уровни, и затем к тому, чтобы перевести то, как человек организует свое мышление и более широкий контекст, «поле» (пространство взаимодействий), которые его окружают, на эти высокие уровни.

Роберт Дилтс: То есть, третья ступень — это состояние открытости… Первый шаг – это начало, создание состояния повышенной продуктивности. Второй шаг – четкое намерение. Третий шаг – это когда вы действительно настраиваете все фильтры вокруг соматического разума, на то, что мы также называем «чувственный разум», на связь с ресурсами. На мой взгляд, на третьей ступени это является наиболее важным умением, которые требуется развить.

Вы знаете, людей ведь в школах учат пользоваться их когнитивным разумом лишь частично, по крайней мере, я считаю, что частично, поскольку их не обучают использовать соматический разум. Ну, во всяком случае, не всех – как связываться с тем, что мы называем этой формой чувствования, в которой вы обретете опыт, способность к гениальным творения, будь то художественным, или научно-исследовательским, или иным…

Стивен Гиллиген: Это и лидерство, и сообщества, я имею ввиду, как включить индивидуального себя в более широкое коллективное поле. Вот это всё и составляет первые три ступени. Остальные три касаются того, как вы начнете думать о временной шкале…

Роберт Дилтс: …о том, как воплотить ее в конкретные дела. Таким образом, конкретно четвертая ступень — это переход к действиям через различные формы планирования, включая линию времени, работу с другими типами графиков.

Стивен Гиллиген: Затем вы очень скоро понимаете… что, вот он «самый страшный страх». И вы попадаете в те места, где вам поступают как внутренние, так и внешние сигналы о том, что вы не можете этого сделать. И, как мы уже говорили ранее, мы обращаем особое внимание на то, как относиться к ним, как понимать их положительно, как правильно работать над собой с тем, чтобы эти сигналы стали неотъемлемой частью ваших творческих достижений.

Роберт Дилтс: Один из терминов, который мы используем для этого, по мере того, как вы будете учиться работать с препятствиями посредством процесса креативного ненасилия. Интересно, что вместо того, чтобы игнорировать, разрушать, бороться с препятствиями, препятствия трансформируются в нечто, что поддерживает вас. Для меня это один из магических элементов генеративного коучинга. И возможно, как сказал Стив, в этом и кроется разительное отличие, непохожесть. Потому что думать о препятствиях так, как это говорим мы, — для большинства людей совершенно невообразимо.

Стивен Гиллиген: И наконец, подчеркнем еще одну вещь, которой, наверное, мама вас уже учила, «милая, ты хороша настолько, насколько ты практикуешься в чем-то постоянно». И так же с нами. Мы не заинтересованы в том, чтобы натренировать людей на какой один результат. Мы хотели бы научить людей тому, как поддерживать творческую активность на протяжении всей их жизни. Любой творческий человек подтвердит тот факт, что вы хороши лишь тогда, когда постоянно практикуете. Поэтому мы работаем с людьми над тем, как развивать эту постоянную деятельность с тем, чтобы они продолжали совершенствоваться в своих исполнительных способностях.

Роберт Дилтс: Для коуча самое главное — это не создать у человека зависимость от него, а наоборот, содействовать тому, чтобы люди брали наставления с собой и становились по жизни все более и более способными. Для нас конечная цель генеративного коучинга — сделать так, чтобы жизнь людей всё более и более наполнялась творчеством, то есть, чтобы в жизни появлялось всё больше и больше вариантов выбора; чтобы человек вносил свой вклад, для большего чувства удовлетворенности.

Стивен Гиллиген: Также мы работаем над проектами творческого (генеративного, порождающего) лидерства. Одно из основных отличий руководителя-творца, это то, что после его ухода из офиса, из компании, его идеи продолжают работать. То есть, эти личности способны предложить такие модели, такое видение, которые другие люди продолжают разрабатывать и после их ухода. Так что мы надеемся и рассчитываем, что изменения не прекратятся с окончанием нашего курса, но станут частью жизни слушателей.

Роберт Дилтс: Мы планируем то же самое, говоря об общем сотрудничестве, поскольку сейчас мы работаем с несколькими группами людей, каждая из которых составляет команду. Что особенно важно для компаний и организаций. И когда вы можете применить этот принцип: «один плюс один равняется трем» – к команде, то вы получаете чрезвычайно эффективный коллектив.

Ева Випрехт: В программе своего курса вы говорите о преобразовании препятствий. Отсюда мне любопытно узнать вот что. Вы ведь оба занятые <люди>, у вас плотный график, так что это явно затрудняет проведение совместного семинара. Поэтому мне хотелось бы узнать, какой у вас интерес, мотивация, что подвигает вас на то, чтобы работать в команде?

Стивен Гиллиген: Мы познакомились в университете, так что мы практически знакомы друг с другом вот уже 40 лет. И выяснилось, что существуют области, где наши профессиональные интересы пересекаются, но где мы следуем разными путями. Так что мы увидели в этом возможность для творческого сотрудничества. Работать с Робертом здорово, весело, узнаешь что-то новое. Обнаружилось также, что то, над чем я работаю, всё то, чем я мечтал заниматься всю свою карьеру, переходит на некие новые уровни, когда я сотрудничаю с Робертом. Так что мы работаем вместе.

Роберт Дилтс: Согласен со всем сказанным. Также хотелось бы подчеркнуть вот какую мысль. В том сотрудничестве, какой у нас есть, приходится быть на 100% самим собой. Потому что обычно спрашивают, мол, зачем вам это? Ведь когда работаешь с кем-то, приходится идти на компромисс. И я отвечаю: нет. Фактически, всё совершенно наоборот. Мы оба растем, мы оба на все сто процентов должны быть именно самими собой и заниматься своим делом. И потом тут срабатывает тот самый принцип «один плюс один равно трем», когда, будь я сам по себе, как бы усердно я ни трудился, сколько бы времени ни тратил, мне не удалось бы открыть эту часть себя. Не говоря уже о том, что генеративная (порождающая) работа по своей сущности усиливает <человека>, дарит чрезвычайную радость. В конечном счете, в этом и заключается жизнь: в опыте роста над собой.

Ева Випрехт: То есть этот процесс творческого (порождающего) сотрудничества как бы представляет из себя вызов, некое препятствие. И, работая вместе, как же вы справляетесь, как преобразовываете это препятствие?

Роберт Дилтс: Ну, мы деремся, и тот, кто сильнее, побеждает. :)))))) А это обычно Стив.

Стивен Гиллиген: Вы знаете, любые продуктивные взаимоотношения сталкиваются со своими вызовами. Поговорите с кем-нибудь, скажем, о здоровой продолжительной супружеской жизни, это ведь далеко не так легко. Поэтому, конечно, есть определенные сложности, идущие от меня, от совместного преподавания, но преимущества, которые я получаю от того, что работаю вместе с Робертом, намного превосходят все эти сложности. Разумеется, есть вопросы, как двигаться через некоторые процессы, но после того, как занимаешься этим десятки лет, ты сам получаешь определенный рост, к которому движешься, как, например, если вы играете музыку для кого-то, то вы действительно должны прислушиваться к тому, что тот человек говорит. Или, скажем, если вы стоите на сцене, и свет прожекторов направлен только на вас, то потребуется чуть подвинуться, чтобы поделиться этим светом еще с кем-то. То есть, конечно, есть трудности. Я бы и не занимался этим, будь оно иначе.

Роберт Дилтс: На ваш вопрос, как мы справляемся с трудностями, <можно ответить так>. Во-первых, у нас уже сложилось к ним определенное отношение как к препятствиям. Для меня сложности — это просто еще одна возможность для развития. Это просто место, где я действительно могу узнать что-то новое. Вы знаете, мы так давно знаем друг друга, и я так глубоко уважаю Стива, что, если и возникают какие-то разногласия, то это происходит вовсе не потому, что таковы были наши намерения. Так что мы просто повторяем наши мантры по работе с препятствиями, и первое, что мы всегда восклицаем: «А вот это уже интересно!»

Стивен Гиллиген: И я понимаю <в этот момент>, что сейчас мое внутреннее состояние, это то, с чем нужно соединиться, в первую очередь…

Роберт Дилтс: И я уверен, что именно в таких случаях есть что-то важное, значительное для приобретения опыта.

Стивен Гиллиген: Знаете, когда вы работаете с кем-то как с партнером, то есть пара вещей, исходя из которых вам необходимо поступать. Во-первых, нужно верить в целостность человека. Во-вторых, верить в его профессионализм и способности, даже если они направлены на нечто, что вы не вполне понимаете. Верить, что в этом почти наверняка есть нечто действительно важное. Так что я слушаю и соглашаюсь.

Роберт Дилтс: Одно из наших положений говорит о том, что подлинное творчество предполагает наличие противоположностей, так что в такой непохожести зачастую рождается нечто новое.

Ева Випрехт: Ребята, вы согласитесь, что в качестве дополнительного преимущества, которые получают участники, (учитывая, что в процессе занятий генеративным коучингом и переходов на другие уровни, с людьми происходят перемены, рост и развитие личности), и то, как вы говорите об этом, работая в команде, наблюдая <за вами>, участники на практике смогут научиться, как применять структуры генеративного коучинга в повседневной жизни?

Стивен Гиллиген: Фактически, это один из самых распространенных откликов, которые мы получаем. Замечание о том, что, мол, вы, ребята, сами являетесь образцом совместной работы. И это хорошо для меня, потому что мне приходится многому учиться. Роберту это дается легче.

Другая сторона того, о чем вы говорите, заключается в том, — и мы это постоянно подчеркиваем, — что для того, чтобы быть на пике своего профессионализма, вам надо непрестанно совершенствоваться. Нельзя считать, что работа — это где-то там. Потому что для того, чтобы действительно быть на высоте, надо отдавать всего себя на каждом уровне, но отдавать так, чтобы не выгореть, а это требует своего рода двойного развития в плане одновременных профессиональной и личностной эволюций. Вот в чем сама суть генеративного коучинга. Мне даже странно, что мы отмечаем это как один из уникальных аспектов, потому что мы, в общем-то, считаем, что если вы действительно намереваетесь провести своего клиента через области глубокого внутреннего преобразования, то сначала вы сами должны пройти через такую трансформацию. И это здорово! Вы понимаете, что это одно из требований вашей работы, того дела, которым вы занимаетесь, и что вам нужно самому постоянно совершенствоваться и быть к готовым к экзамену. Я думаю, это одно из самых лучших требований к работе, какое только может быть.

Ева Випрехт: Это напоминает мне то, что говорила Вирджиния: использовать терапевта и его «Я».

Стивен Гиллиген: Да, это верно.

Роберт Дилтс: Так и есть.

Ева Випрехт: Я моделировала этот навык, чтобы так делать… действительно, не быть просто «снаружи» <терапевтического процесса>.

Роберт Дилтс: Еще одно. Коучингом нельзя заниматься самому по себе. Существует множество моментов, когда необходимо взаимодействовать с людьми, пришедшими на курсы. И мы моделируем такое взаимодействие, а когда ты сам с собой, ну, это нонсенс. А так у нас получается масса интересных находок: это и шутки, и юмор, и своего рода мини иллюстрации, ролевые игры, и тому подобное, с помощью чего объяснения становятся намного доходчивей, чем если бы вы пытались установить некое виртуальное взаимодействие. Мы же это можем отработать сразу же. И мы работаем… и это один из самых моих любимых моментов, как, например, сегодня мы занимались архетипическими энергиями, и мы всё это демонстрируем вдвоем. И люди видят, что все, чему мы их учим, всё это мы делаем сами. И лично для меня есть нечто глубоко трогательное в том, что люди ходят, говорят, поддерживают друг друга.

Ева Випрехт: Коуч является моделью… Ну, это ведет меня еще к одному вопросу, если можно, коротко. Что ты, Роберт, больше всего ценишь в Стиве, а ты, Стив…

Роберт Дилтс: В общем-то, когда мы впервые встретились, еще тогда было некое странное предчувствие – а у нас тогда еще не было степеней, ничего не было, — что мы будем делать что-то вместе. В первую очередь, ум Стива. А говоря об учебе, то я, в общем-то, научился у Стива большему, чем у кого-либо еще из тех, с кем я работал. Во-вторых, то, о чем говорил Стив, это чувство полной приверженности, конгруэнтности которое он привносит, так что я могу полностью доверять этому. У меня никогда ни на секунду не возникало чувства, что он что-то прячет, – и это дорогого стоит. Ну, и в-третьих, по порядку, но не по значению, потому что это первое, что приходит мне на ум, это наша общая со Стивом традиция — это юмор. Говорят, что чувство юмора — это признак интеллекта. Если так, то Стив самый умный человек, потому что у него огромное чувство юмора.

Стивен Гиллиген: Мной овладели духи моих предков, это они заставляют меня говорить всякие штуки :))))

Роберт Дилтс: Ну, и потом Стив такой человек… как бы это сказать… есть много людей, которые много трудятся, учатся на руководителей, но реально творческих людей очень мало. Есть те, кто просто расставляет людей по участкам, и на этом всё. Стив же по-настоящему творческая личность в том смысле, что всё, что он делает, это что-то новое, глубокое, отличное от других, а не просто пересказ чьих-то мыслей другими словами. Это настоящее, и так было с самого начала, и так продолжается.

Ева Випрехт: Как душем окатил…)))

Стивен Гиллиген: Это не пропаганда. Это просто сообщество, где совместно трудятся. Думаю, это самоочевидно в терминах присутствия Роберта. Думаю, действительно здорово видеть его в качестве образца для тех людей, кто действительно верит, и кто решил подвигнуть свою жизнь к более высоким уровням, и у кого есть действительно чистый путь, как том старом анекдоте… буквально духовный квест. Мы разделяем одни и те же сокровенные жизненные ценности, что важно при тесном сотрудничестве. Но у нас есть и различия, те самые различия, которые дополняют друг друга. И это помогает нам совершенствоваться. И мне нравятся эти различия. Думаю, я лично научился быть более присутствующим, присутствующим более прямым и открытым образом, так, как я это почувствовал у Роберта, и это положительный эффект. Потом я понял, что это было моим намерением, но я не позволял себе выражать это так основательно. Это был хороший вклад в мою жизнь.

Роберт Дилтс: Я бы добавил еще вот что. Стив для меня это еще и человек, всемирно известный своими трудами, человек, у которого сильные и ясные идеи, и всё же, когда мы работаем вместе, Стив открыт, как он уже говорил об этом. Мы вовсе не слабаки, у нас сильное чувство, и в то же время мы готовы… ну, у каждого есть что-то свое, в чем он лучше разбирается, что он считает как бы своим брендом, образом себя, и в то же время готов поступиться, понимая, что это послужит чему-то большему, проявляет открытость и идет на сотрудничество.

Стивен Гиллиген: Для меня самым большим страхом с профессиональной точки зрения было бы застрять на чем-либо из-за каких-то ограничений. Как говорил Роберт, наша профессиональна работа, моделирование творческих гениев, обмен мнениями, равная заинтересованность… разворачивание… Наиболее отличительные вершины тех областей, которые человек порой проходит за свою тридцати-, сорока-, а иногда даже пятидесятилетнюю карьеру, эти невероятные преобразования. С другой стороны, вы видите, как люди создают себе репутацию, делают состояние, добиваются социального статуса, занимаясь чем-то, а затем <как бы> умирают, их мораль покрывается ржавчиной. С моей точки зрения, такую судьбу можно назвать одной из худших. Так что я рад, что мне удалось «отпустить» свою идентичность лет десять назад.

И в заключение мне хотелось бы сказать еще вот что. Мы живем во времена, когда всё меняется. И, говоря об организациях, которые занимаются поведением, пугает, что большинство таких традиционных институтов разваливается. То, как мы привыкли считать, обычно работало в мире, больше не действует. И это открывает путь пугающим вещам, насилию, фундаментализму. Но в то же время, существует и движение преобразовать то, как люди учатся, творят, как работают командой. И мы рассматриваем генеративный коучинг одновременно и как необходимость, и как возможность подвигнуть вещи на более глубокие уровни. Мы работаем по всему миру и сталкиваемся с разными культурами. И мы видим огромные интерес и волнение со стороны людей, которые действительно хотят создать что-то новое (= to make a difference), будь то сообщества, методики. И говоря о нашей совместной работе, думаю, мы оба заинтересованы в том, чтобы внести какой-то свой положительный вклад в будущее поколение. Мы тут оба друг другом восхищались, но это не главная наша цель. Главное — видеть, что мы привносим в мир положительные перемены, а работа в русле порождающего (генеративного) подхода действительно дает возможность сделать это.

Роберт Дилтс: Я улыбнулся, когда услышал, что Стив упомянул, что мы живем во времена перемен. Есть старое китайское проклятие: «Да будешь ты жить в эпоху перемен!». Но для генеративного коучинга — это больше благословение. Конечно, в каждом благословении есть доля проклятия, и в каждом проклятии есть доля благословения. Мы действительно живем в эпоху перемен, и для нас обоих это возможность принести что-то людям, дать им возможность преобразовать это время перемен во что-то новое, ценное, целебное, творческое, забавное.

Ева Випрехт: Столько уровней для изучения возможности…

Стивен Гиллиген: Почти как сама жизнь.

Ева Випрехт: Да, как почти как в жизни. Здорово! Что ж, спасибо за ваше время и за удивительную программу вашего курса. Я думаю, никому не следует пропустить его, на него действительно стоит пойти.

Роберт Дилтс: Не пропустите!

Стивен Гиллиген: Мы несколько раз проводили занятия в Китае, Японии, Париже, Барселоне, России, в Лондоне. То есть объехали весь мир, прежде чем приехать в Германию.

Ева Випрехт: Спасибо еще раз, что так подробно рассказали о программе курса, о себе. Спасибо за то, что уделили время.

Перевод Анны Громовой – Центр коучинга, гипноза и саморазвития “ЭХО”: https://www.echocoaching.com.ua/index.php/ru/blog-ru/31-idti-vpered-ostavlyaya-starogo-sebya-pozadi